Как возник еврейский народ? Правда и мифы

Ни с одним народом мира не связано столько преданий, мифов и вымыслов, сколько с еврейским. И это не случайно: ведь ни один из современных народов не может похвастаться четырехтысячелетней историей, причем настолько драматичной, что ей нет равных в летописи человечества. Конечно, были народы и более древние, чем евреи, но где они сегодня все эти шумеры и аккадцы, хетты и обитатели долины Нила? От них и от всей их жизни дошли до наших дней лишь ветхие мумии и немногие экспонаты в музеях, а на землях, некогда принадлежавших им, живут теперь совсем другие нации с иной культурой, религией и языком. Впрочем, столь же незавидная участь постигла и куда более «молодые» народы – ахейцев, этрусков, римлян. Они тоже остались лишь в учебниках истории и музеях. А вот их современники, евреи, не ушли в небытие, а сумели пронести свою культуру, религию и язык, свою историческую память и даже физический облик сквозь горнило тысячелетий. Мало того, им удалось вернуться на свою родину, восстановить государственность и имя своей древней страны – Израиль. Ни один народ мира не знает и не пережил ничего подобного. Секрет необычайной жизнеспособности и исторического бессмертия евреев заключен в иудаизме, в той самой религии, от которой берут начало христианство и ислам. Суть иудаизма изложена в книге книг – Библии, а точнее, в самой первой и ранней ее части – в Пятикнижии Моисея, которая известна у евреев под именем Тора (Учение). Но Библия содержит не только законы иудаизма, она же является нашим главным источником знаний о первоначальной истории еврейского народа. Ветхий Завет рассказывает нам о праотце евреев — семитском полукочевнике Аврааме, который пришел со своей семьей примерно 2000 лет до н.э. из Харрана (северо-западной Месопотамии) в страну Ханаан (Палестину). С тех пор семья Авраама постоянно кочевала по южному Ханаану, именно там Авраам перестал поклоняться языческим богам и, придя к монотеизму, стал молиться единому и всемогущему Господу. Длительная засуха и голод в Ханаане заставили внука Авраама, патриарха Иакова, уйти со всей своей семьей в обильную водой дельту Нила. Так древние евреи очутились в Египте, где им суждено было прожить более 400 лет. За время пребывания в этой стране семейный клан Иакова превратился в целый народ, состоявший из двенадцати племен. Попытки очередного фараона поработить потомков Иакова привели к исходу древних евреев из Египта под руководством их вождя и законодателя Моисея. Проведя в пустынях около сорока лет и получив на горе Синай знаменитые десять заповедей от Господа, древнееврейские племена завоевали страну Ханаан и навсегда поселились в ней. Так повествует Ветхий Завет о происхождении и начальной истории еврейского народа.

«Археология» текстов Пятикнижия позволила внести существенные поправки в эти ветхозаветные предания. Оказалось, что, во-первых, библейская «семья» Авраама в действительности представляла собой вовсе не семью и даже не клан, а целую группу близкородственных западносемитских племен аморейского происхождения. Позднее все эти племена образовали родственные народы: древних евреев, эдомитян, моавитян, аммонитян, мидьянитян и ишмаэльтян. Во-вторых, и в этом заключался самый большой секрет Библии, древние евреи состояли как минимум из двух различных групп западносемитских (аморейских) племен: северной и южной. Обе эти племенные группы пришли в Ханаан с прародины семитских племен — с верховьев рек Евфрат и Тигр в северо-западной Месопотамии. Однако северяне (Израиль–Иосиф) оказались в Палестине существенно раньше племен Авраама, вероятно, еще в XXIII-XXII вв. до н.э., поэтому они заняли лучшие земли, находившиеся на севере и в центре страны.  Впоследствие, они ушли в дельту Нила, где в составе так называемых гиксосов (аморейских полукочевых племен) завоевали Египет и правили этой страной больше столетия. Судьба южан (Иаков-Йеуда) сложилась иначе. Они пришли в Ханаан позднее, где-то около XX в. до н.э. Перед этим они успели побывать в Шумере (Южная Месопотамия), но по какой-то причине не смогли там осесть и вынуждены были вернуться обратно на свою родину в Харран. Отсюда они в составе большого племенного объединения патриарха Авраама двинулись в Ханаан, где заняли южную, малонаселенную часть этой страны. Однако продолжительная засуха и голод в Ханаане заставили потомков Авраама тоже уйти в Египет, где правили тогда гиксосы, а «дом Иосифа» занимал высокое положение в их иерархии. Так южане оказались в дельте Нила под покровительством гиксосского «дома Иосифа».

Wanderings of Abraham. 20th century B.C.E. Holman Bible Atlas.
 Миграции племенного объединения патриарха Авраама. XX век до н.э. Holman Bible Atlas.

Однако аморейским племенам не суждено было обрести новую родину в Египте. Длительные войны египтян против новых властителей-семитов привели к вынужденному уходу гиксосов из Египта. Вместе с ними вернулся в Ханаан и «дом Иосифа», состоявший из трех северных (израильских) племен: Эфраим, Менаше и Биньямин. Так произошел первый исход древнееврейских племен из Египта, о котором Библия хранит полное молчание. Южные древнееврейские племена, как, впрочем, и часть других аморейских племен, не покинули тогда дельты Нила, так как не имели отношения к гиксосам и их войнам с египтянами. Однако в период правления фараона Рамсеса II (1279-1213 гг. до н.э.) положение оставшихся в Египте семитов резко ухудшилось. Их стали принуждать к широкомасштабным работам по строительству новых городов в дельте Нила, что было воспринято ими как откровенное порабощение. С этого времени древние евреи вместе с другими аморейскими племенами стали дожидаться удобного момента, чтобы покинуть ставший им враждебным Египет.

Изготовление кирпичей в древнем Египте. Рисунок из гробницы Рехмирэ в Фивах. XV век до н.э.

Изготовление кирпичей в древнем Египте. Рисунок из гробницы Рехмирэ в Фивах. XV век до н.э.

Такой случай представился достаточно скоро, в начале XII века до н.э., когда в стране разразилась гражданская война между соперниками на престол фараона. Именно в это время произошел знаменитый библейский исход из Египта, который возглавил Моисей. Правда он описан в Библии так, словно был единственным и касался всех древнееврейских племен. На самом деле как минимум три северных (израильских) племени уже находились в Ханаане, и послания ханаанских правителей из древнеегипетского архива в Амарне (XIV век до н.э.) упоминают их как часть так называемых «хабиру/апиру». Именно эти племена из «дома Иосифа» опять-таки упомянуты в стеле фараона Меренптаха (около 1207 г. до н.э.) в качестве «Израиля», находившегося в то время в центральном Ханаане. Приход из Египта племен Моисея и их союз с «домом Иосифа» сделал возможным завоевание Ханаана древними евреями в XII веке до н.э.

Между тем, расселение древнееврейских племен в Ханаане привело не только к распаду их союза, но и к междоусобице между ними. Это время, вторая половина XII – конец XI веков до н.э., известно в Библии как период Судей, «когда каждый делал, что ему нравилось» (Суд. 17:6). Однако экспансия в Ханаане индоевропейских пришельцев – филистимлян — заставила древнееврейские племена сплотиться вновь. Сначала роль лидера в новом союзе взяли на себя северяне (израильтяне), тем более, что они превосходили южан (иудеев) и в численном, и в военном отношении. Так, в конце XI века до н.э. возникло объединенное Израильско-Иудейское государство, первым царем которого стал северянин Саул. Но гегемония израильтян продолжалась недолго: поражение и гибель царя Саула в решающей битве с филистимлянами у горы Гильбоа привели к распаду союза древнееврейских племен. Ослаблением северян воспользовались южане. Их лидер Давид, служивший вначале у одного из филистимских царей, сумел снова объединить древнееврейские племена и нанести столь сокрушительные поражения филистимлянам, что те уже никогда не оправились от них. Давид не просто возродил объединенное Израильско-Иудейское царство, он превратил его в мощную общеханаанскую державу, власть которой простиралась от Нила до Евфрата. Однако все экономические тяготы по содержанию этой империи были возложены исключительно на северные древнееврейские племена, и те, после смерти сына Давида, царя Соломона, восстали, положив раз и навсегда конец их общему союзу с южанами. Так, приблизительно в 931-922 гг. до н.э. единое общеханаанское государство разделилось на две неравные части: самое большое по территории и населению Северное царство – Израиль, и Южное – Иудею.

Еврейский народ унаследовал свое имя, историю и религию от древнееврейских племен, пришедших в Ханаан. Однако древние евреи, возводившие свое родословие к библейскому патриарху Аврааму, являлись не только не единственными, но и отнюдь не главными предками еврейского народа. Плотью и кровью этого народа стали не столько пришельцы – потомки Авраама, Исаака и Иакова, сколько коренные автохтонные жители Ханаана. Древние евреи, представлявшие явное меньшинство среди народов Ханаана, не истребили и не изгнали завоеванные ими народы, как это считалось ранее, а полностью растворились среди них, дав им свое имя (этноним), свою историю, а главное — религию. Так Ханаан превратился в «страну Израиля» (Эрец Исраэль), а жители этой земли стали считать себя евреями. Это означает, что история народа, который принято называть еврейским, в действительности, намного древнее четырех тысяч лет, и восходит она не столько к библейским патриархам, сколько к первым неолитическим городам Ханаана, которые появились около десяти тысяч лет назад, то есть задолго до возникновения древнеегипетской и шумерской цивилизаций. Таким образом, часть предков современных евреев являлась родоначальниками первой человеческой цивилизации на земле. Но этот же факт свидетельствует и о том, что предки евреев в большинстве своем никогда не были в Египте и не знали египетского рабства вообще. Более того, до восстаний против Рима большинство еврейских предков никогда не покидали пределы своей родины и были подлинными, изначальными жителями той страны, которую впоследствии назвали Палестиной. Можно только удивляться, как история этого, в действительности самого древнего в мире народа, неразрывно сплелась с драматической судьбой потомков библейских патриархов. Ведь пришельцы с верховьев реки Евфрат, уходившие потом на четыре столетия в дельту Нила, составляли безусловное меньшинство среди населения Ханаана, но именно они сумели определить духовный облик и этническую самоидентификацию всех жителей этой страны.

Процесс физической и культурной ассимиляции между древнееврейскими племенами и коренными народами Ханаана происходил значительно быстрее на территории Северного – Израильского царства, и медленнее на землях Южного – Иудейского царства. Это было связано с тем, что Израиль в экономическом развитии намного опережал Иудею, да и природные условия на севере были куда более благоприятными для земледелия, чем на засушливом юге. К концу существования Израильского и Иудейского царств на большей части территории Ханаана сложилось два близкородственных этноса – израильтяне (в центральной и северной Палестине) и иудеи (на юге). Оба этих народа представляли собой результат физического и культурного смешения древних евреев со всеми коренными жителями Ханаана, населявшими эту страну с доисторических времен. Восточную, полупустынную часть Ханаана, в то время населяли родственники израильтян и иудеев – аммонитяне, моавитяне и эдомитяне. Они пришли в Ханаан в составе племенной группы патриарха Авраама, но, уступая предкам евреев по знатности происхождения, вынуждены были довольствоваться худшими землями. Все эти народы бывшего Ханаана были близки между собой в этническом отношении, говорили на диалектах одного и того же языка – древнееврейского, но различались по уровню социально-экономического развития и религиозным верованиям.

Израильское и Иудейское царства в IX-VIII веках до н.э.

Израиль и Иудея в первой половине VIII века до н.э.

 

Падение Израильского (722 г. до н.э.), а затем и Иудейского царств (587 г. до н.э.) не изменили демографической ситуации на территории бывшего Ханаана. Ибо как в Ассирию, так и в Вавилонию был уведен лишь небольшой процент населения этих царств. Более того, через полвека после разрушения Иерусалима и Первого Храма многие иудеи вернулись обратно на родину и отстроили заново свой храм и столицу. С другой стороны, именно разрушение обоих древнееврейских государств ускорило сближение и смешение близкородственных этносов – израильтян и иудеев. И те, и другие оказались под властью одних и тех же царств: сначала Персии, затем египетских Птолемеев, и наконец, сирийских Селевкидов. Именно в этот период, V-II вв. до н.э., иудейский монотеизм распространяется среди населения бывшего Израильского царства. Жители не только южной части страны, собственно Иудеи, но ее севера – Галилеи и Голана, а также Переи (Заиорданья) начинают идентифицировать себя в качестве иудеев. Понятие «иудей» становится как этническим, так и религиозным определением. Отныне все, кто исповедовал монотеизм, включая бывших израильтян, считали себя иудеями. Этноним «иври» (еврей) стал тождественен имени «йехуди» (иудей), которое, в свою очередь, означало веру в единого Господа и абсолютное неприятие идолопоклонства. Так имя одного из древнееврейских племен (Йеуда) стало названием не только всего народа и всей страны (Иудея), но и единственной тогда монотеистической религии (иудаизма).

Иная ситуация сложилась в центральной Палестине – Самарии. Там потомки израильских племен Эфраим и Менаше, смешавшись с переселенцами из Сирии и Месопотамии (приведенных туда ассирийцами), образовали новый этнос – самаритян. В этническом и культурном отношении самаритяне мало чем отличались от других потомков израильтян, а в религиозном плане их вера представляла собой всего лишь разновидность того же самого еврейского монотеизма. Однако, несмотря на неоднократные просьбы самаритян, иудеи не признали их в качестве наследников израильтян и отказались допускать в Иерусалимский Храм. Это привело к бессмысленной вражде между двумя частями одного и того же народа. Конфликт между самаритянами и иудеями являлся фактическим продолжением соперничества за гегемонию в Палестине между Израильским и Иудейским царствами, а еще ранее — между северными и южными древнееврейскими племенами.

Победа в маккавейских войнах за свободу (167-142 гг. до н.э.) позволила иудеям не только отстоять свою независимость от власти Селевкидской державы, но и начать борьбу за освобождение территорий бывшего Израильского царства. К концу правления иудейского царя Александра Янная (103-76 гг. до н.э.) вся центральная и северная Палестина, а также значительная часть Заиорданья были присоединены к Хасмонейской Иудее. Население этих областей состояло из потомков израильтян, принявших в V-II веках до н.э. иудейский монотеизм и считавших себя иудеями. Те западносемитские народы, которые еще оставались язычниками, например, идумеи и итуреи, были поставлены перед выбором: либо отказаться от идолопоклонства и принять монотеизм, либо покинуть территорию Иудеи. Таким образом Хасмонейская Иудея стала единственным государством Древнего мира, где не было места язычеству.

Judean Kingdom in the time of Alexander Jannaeus and Salome Alexandra

Иудейское царство во времена Александра Янная, Саломеи-Александры и Аристобула II (103-63 гг. до н.э.)

 

Приход римлян в Иудею (63 г. до н.э.) остановил наступление иудейского монотеизма в Заиорданье и Южной Сирии. Однако превращение Иудейского царства в римскую провинцию (6 г. н.э.) не могло изменить общей демографической картины в этой стране. К тому времени вся Палестина к западу от реки Иордан и значительная часть к востоку от нее — Заиорданье, а также Голан и солидный кусок Южной Сирии были заселены евреями. Правда еврейский народ еще не был однороден. В центре страны проживали самаритяне, на самом юге – идумеи, принявшие иудаизм только при хасмонейском правителе Йоханане Гиркане (132-104 гг. до н.э.). И, наконец, на самом севере страны – в Верхней Галилее и Южной Сирии — кочевало немало итуреев, ставших иудеями лишь при хасмонейском царе Аристобуле I (104-103 гг. до н.э.). Если бы не вторжение римской армии, то Хасмонейская Иудея смогла бы завершить завоевание Восточного Заиорданья и Южной Сирии и тем самым объединить под своей властью все области древнего Ханаана.

К середине первого века нашей эры на территории Палестины, частично Заиорданья и Южной Сирии окончательно сформировался многочисленный этнос – иудеи. Он включал в себя не только, и даже не столько потомков северных и южных древнееврейских племен, сколько все народы, изначально проживавшие в Ханаане или пришедшие туда с доисторических времен. Иудеи представляли собой подлинных «палестинцев», наследников всех тех племен, этнических групп и кланов, которые когда-либо жили в стране, начиная с появления там «homo sapiens». В состав этого большого народа не вошли только самаритяне и население эллинистических городов. Античные авторы по-разному оценивали численность еврейского народа, но, как правило, приводившиеся ими данные колебались между 5 и 11 миллионами человек. Большинство современных историков полагает, что накануне Иудейской войны – первого восстания евреев против Рима (66-73 гг. н.э.) — во всем Древнем мире насчитывалось приблизительно 8 млн евреев, из них 5 млн жили в самой Палестине.

Великое восстание или, как его иначе называют, Иудейская война, вызванная преступлениями римской администрации в Палестине, стала величайшей трагедией в истории еврейского народа. Она началась с победы еврейских повстанцев над римскими легионами, а закончилась опустошением Иудеи, разрушением Иерусалима и Храма. Римско-еврейский историк Иосиф Флавий, очевидец и активный участник этой войны, свидетельствовал, что только в результате осады Иерусалима «число павших было миллион сто тысяч, а 97 тысяч попало в плен» (Иуд. война VI, 9, 3). Вероятно, общее количество жертв этой войны было намного больше.

Римские воины несут менору (семисвечник) из Иерусалимского Храма. Триумфальная арка Тита в Риме.

Римские воины несут менору (семисвечник) из Иерусалимского Храма. Триумфальная арка Тита в Риме.

 

Шестьдесят лет спустя вспыхнула вторая Иудейская война – восстание Бар-Кохбы (132-135 гг.). Иудейским повстанцам снова удалось разгромить римлян и освободить свою страну от их власти, но, как и в первый раз,  ненадолго. Римская империя, находившаяся в то время в самом зените своего могущества, обладала такой военной мощью, перед которой никто в Древнем мире не мог устоять. Римско-греческий историк Дион Кассий оценил потери иудеев в результате второго восстания следующим образом: «580 тысяч иудеев погибли в сражениях, умершим же от голода, эпидемий и огня – нет числа. Вся или почти вся Иудея превращена в пустыню» (Cassius Dio 69,14,1-2). Однако трагедия заключалась не только в страшных цифрах человеческих жертв и полном разрушении всей страны. Мстительные римляне стали проводить политику изгнания евреев с их родины, запрещая им не только владеть землей, но и жить в Иудее. Более того, римляне, пытаясь окончательно сломить сопротивление иудеев, решили не только выселить их из Иудеи, но и заставить весь мир забыть даже название их родины. Указом римского императора Адриана Иудея была переименована в Палестину, в честь филистимлян – индоевропейских пришельцев, которые, мало того, что занимали очень скромную, юго-западную часть Эрец Исраэль (страны Израиля), но и успели исчезнуть с лица земли еще за несколько веков до прихода туда римлян. Римские власти под страхом суровых наказаний обязали всех в своей империи использовать только новое название, и хотя оно явно не соответствовало истории и населению этой земли, со временем прижилось и вытеснило все прежние имена. Так древний Ханаан, которому суждено было стать «страной Израиля», а потом Иудеей, оказался в одночасье переименован в Палестину.  Пытаясь разорвать абсолютно все связи между еврейским народом и его родиной, римские власти переименовали и иудейскую столицу — Иерусалим в Элию Капитолину. Не удивительно, что к началу IV века нашей эры большинство еврейского населения вынуждено было покинуть свою страну и расселиться по всей территории огромной Римской империи. На земли евреев римские власти селили в основном арамейцев из Сирии и арабов из Набатеи, доказавших свою верноподданность империи. Примечательно, что во время осады Иерусалима (70 г.) даже сам Тит, командующий римской армии и будущий император, обвинял арабов и сирийцев в «беспримерной кровожадности и ненависти к иудеям» (Иуд. война V, 13, 4-5).

Уже после первой Иудейской войны положение евреев резко ухудшилось не только в самой Палестине, но и в соседних с ней странах – римских провинциях, где находилось тогда большинство еврейской диаспоры. В одной только египетской Александрии проживало не менее миллиона евреев, составлявших половину населения этого крупнейшего города эллинистического мира. Еще больше иудеев жило в Сирии и Малой Азии. Предки большинства из них были приглашены туда династией сирийских Селевкидов, заинтересованной в скорейшем экономическом развитии своей империи. Что касается египетских Птолемеев, тоже владевших в свое время всей Палестиной, то они насильно переселяли евреев из Иудеи в Александрию, Киренаику и на Кипр, рассчитывая с их помощью укрепить оборону и оживить экономику своего царства. Но в Египте, Сирии и Малой Азии иудеям пришлось столкнуться с язычниками-греками. Последние конфликтовали с иудеями из-за их отказа поклоняться местным идолам, хотя подлинная причина вражды заключалась в том, что евреи практически во всех сферах экономики и торговли были намного успешнее эллинов. Уже первое антиримское восстание в Иудее стало удобным предлогом для грабежа и убийства евреев в эллинистическом Египте и Сирии. Периодические нападения язычников-греков в Александрии привели к ответной реакции: египетские евреи тоже взялись за оружие, перебили погромщиков, а затем и весь римский гарнизон, который их поддерживал. К восставшим присоединились евреи Ливии, Киренаики и Кипра. В ходе восстания, продолжавшегося три года (115-117 гг.), евреям удалось захватить Египет и значительную часть Северной Африки, но в дальнейшем они не смогли противостоять огромной армии, собранной Римом со всех концов великой империи. Это восстание закончилось столь же трагично, как и Иудейская война: еврейские общины Египта, Северной Африки и Сирии были разгромлены, а иудейская община на Кипре погибла целиком.

Исключительно тяжелые последствия антиримских восстаний сделали невозможной прежнюю жизнь еврейского народа как у себя на родине, так и в странах Восточного Средиземноморья. С середины II века опустошенная Иудея стала быстро терять свое еврейское население и превращаться в нечто новое — римскую Палестину, заселяемую чужеземцами. Точно также, еще недавно многочисленные и процветавшие иудейские общины Египта, Сирии, Малой Азии и Кипра были либо полностью уничтожены, либо обескровлены. Если из Иудеи уцелевших евреев выталкивали римляне, то из стран Восточного Средиземноморья – греки.

Куда же направлялись остатки еврейского населения? Одни из них переселялись на восток, в Месопотамию, находившуюся тогда под властью Парфянского царства. Там, в междуречье Тигра и Евфрата иудейские общины существовали давно, со времен Вавилонского пленения (VI век до н.э.). Другие – на северо-запад, в Европу: Италию, Галлию, Испанию. Так было положено начало историческому разделению иудейского народа на европейских и восточных евреев. Позднее европейские евреи, в свою очередь, разделились на ашкеназов и сефардов (на иврите: «ашкеназ» – Германия, а «сефарад» — Испания).

В ходе Иудейских войн и восстаний в римский плен попало несколько сот тысяч евреев, как правило молодых мужчин и юношей. Часть из них, по свидетельству античных историков, была продана в цирки римских и эллинистических городов и погибла в гладиаторских боях. Однако большинство из них, об этом в частности говорит Иосиф Флавий, либо было выкуплено еврейскими общинами Италии, либо получили свою свободу за согласие стать римскими колонистами среди неспокойных германских, галльских и иллирийских племен. Там, по замыслу римлян, иудейские поселенцы должны были цивилизовать варваров и помочь развитию экономики этих территорий. Так, десятки, а может быть, и сотни тысяч молодых евреев оказались на территории современной Италии, Франции, Германии, Австрии и балканских стран. Это, отнюдь не добровольное перемещение в Европу преимущественно мужской части иудейского народа, не могло не повлиять на этногенез современного еврейства. Нельзя забывать, что жены первых иудейских поселенцев происходили, как правило, из нееврейской среды, а именно, из народов Италии, германских, галльских (кельтских) и иллирийских племен. Правда, женщинам из этих народов и племен пришлось пройти гиур, то есть перейти в иудаизм. Однако иудаизм тех лет, в отличие от более позднего времени, всячески поощрял прозелитизм, поэтому принятие язычниками еврейского монотеизма, особенно женщинами, не представляло тогда никакого труда. Так в жилах европейских евреев появилась италийская, галльская и германская кровь, которую сегодня называют итальянской, французской и немецкой. Но когда это смешение могло произойти, и сколь значительно оно было? На первую часть вопроса ответ может дать история, на вторую – генетика.

Проще всего определить время самого массового смешения, то есть период, когда огромное количество бывших иудейских пленников, не имея возможности вернуться на родину, оказалось в нееврейском окружении в Европе. Этот период был достаточно коротким: от 70-х гг. первого века до середины второго века нашей эры. Он включает в себя годы обеих Иудейских войн и всех антиримских восстаний в еврейской диаспоре. Даже если предположить, что какая-то часть бывших пленников сумела остаться в выкупивших их еврейских общинах, то все равно — либо они, либо их соплеменники из этих общин должны были остаться без еврейских жен. Выход был только один – брать местных женщин и проводить над ними обряд перехода в иудаизм. Позднее евреи стали появляться в Европе и в другом качестве – как торговцы и купцы, но тоже, как правило, без семей, что заставляло их брать в жены неевреек и обращать их в свою веру. Мы имеем исторические свидетельства того, что и существенно позднее, вплоть до конца V века, женщины из западноевропейских народов часто переходили в иудаизм. Тогда подобные переходы были заурядным и очень распространенным явлением, а церковь и синагога еще не успели возвести непроходимые стены между своими последователями. Впрочем, даже быстрая христианизация «варваров» поначалу не помешала их близким отношениям с евреями, так как многие германские племена первоначально приняли христианство в арианской форме – дружественной  иудаизму. Лишь в VI-VII веках после введения суровых антиеврейских законов христианской церкви удалось положить конец массовым переходам женщин в иудаизм. На Востоке – в Месопотамии, Иране и Северной Африке — происходили аналогичные явления, но и они прекратились после насильственной исламизации населения в VII веке.

Исследования в области генетики не только подтверждают сам факт смешения евреев с западноевропейскими народами, имевший место в первые четыре века нашей эры, но и вышеприведенную историческую модель появления иудеев в Европе. Генетики брали за основу хромосому Y, которая передается только по мужской линии, от отца к сыну, и сравнивали ее характеристики у евреев и неевреев из различных стран Европы. Выяснилось, что еврейские мужчины из самых разных общин, даже их сыновья от браков с нееврейками, в генетическом плане идентичны друг другу и в то же время не имеют никакой связи с коренным населением своих стран. Генетическое родство мужчин-евреев обнаруживается только с современным  семитским населением Палестины и Сирии.

С другой стороны, результаты исследований митохондриальной ДНК, которая передается исключительно по женской линии — от матери к дочери, оказались ошеломляющими: женская часть еврейского населения имеет совершенно иную генетическую историю, чем мужская. Анализ ДНК привел сразу к двум открытиям. Во-первых, еврейские женщины разных стран, в отличие от мужчин, никак не связаны друг с другом, не имеют ничего общего с жителями сиро-палестинского района Ближнего Востока и в то же время генетически близки к населению тех стран, в которых проживают. Во-вторых, анализ ДНК еврейских женщин показал, что будучи изначально местными по происхождению, они в дальнейшем совершенно не смешивались с коренным населением стран проживания.

Подтвердившееся генетическое родство мужской части еврейских общин и их однозначное ближневосточное происхождение опровергает утверждения некоторых историков, будто евреи представляют собой разные народы, связанные лишь общей верой – иудаизмом, и якобы не имеющие ничего общего с Ближним Востоком.

Согласно Галахе, своду законов еврейской жизни, установленному духовными вождями народа в средние века, еврейство определяется по матери. Для иудейских ортодоксов «галахическим», то есть подлинным евреем является тот, у кого либо мать еврейка, либо он принял иудаизм по ортодоксальному обряду. Этот же принцип действует и в современном Израиле. Однако так было не всегда. В древнем Израиле и Иудее как в период Первого, так и Второго Храма еврейство определялось по отцу. Как выясняется, генетика подтверждает правильность более чем тысячелетней традиции древнего Израиля определять этническое происхождение по отцу, а не по матери. Кстати, если устанавливать еврейство по матери, как сегодня, то окажется, что абсолютное большинство израильских и иудейских царей, как и дети самого законодателя Моисея, были неевреями. По мнению Шайе Коэна, профессора Гарвардского университета и одного из лучших в мире авторитетов по истории иудаизма, принцип установления происхождения по матери – чужд еврейской традиции и заимствован у римлян (Shaye Cohen, The Beginning of Jewishness, 1999). Если так, то когда и почему еврейские законоучители решили отойти от древней иудейской традиции – определять происхождение по отцу, а приняли чужой закон, да еще от своих заклятых врагов? Согласно Коэну, с которым соглашаются многие специалисты по истории иудаизма, идея определять еврейство по матери возникла приблизительно в III – V веках нашей эры и была вызвана более чем серьезными причинами. Ассимиляция евреев с женщинами из западноевропейских народов не закончилась только смешением бывших иудейских пленников, а продолжалась и в последующие два века. В результате этого часть еврейских женщин оставалась незамужними. Со временем возникла еще одна проблема: массовая христианизация язычников превратила любой переход местных женщин в иудаизм в острый конфликт с церковью и властями. Стараясь избежать опасных столкновений с местными правителями и христианской церковью, законоучителя народа запретили прозелитизм и в интересах еврейских женщин стали определять еврейство по матери.

К VI-VII векам отцам христианской церкви с одной стороны, и духовным лидерам еврейского народа, с другой, удалось положить конец переходам западноевропейских женщин в иудаизм. «Провинившихся» христианские власти карали смертью, а раввины изгоняли из еврейских общин. С тех пор между еврейским и христианскими народами выросли практически непреодолимые стены, которые полностью разрушились лишь в ХХ веке. Таким образом, раннее средневековье стало последним рубежом в этногенезе еврейского народа. Отныне он больше никого не принимал в свои ряды, однако продолжал отдавать своих сынов и дочерей окружавшим его народам. Христианские власти в Европе, а позднее и мусульманские правители на Востоке, запретили под страхом смертной казни переходить в иудаизм, но всячески приветствовали переход евреев в христианство и ислам.

Если постараться дать как можно более точную этническую характеристику современным европейским евреям, а они составляют примерно 85% от общей численности всего еврейства, то их следует определить как западносемитский народ аморейского происхождения с существенной примесью индо-европейской крови. Но сколь значительна эта примесь? На этот вопрос генетики отвечают по-разному, однако большинство наиболее авторитетных исследователей определяют ее в диапазоне от одной пятой до трети. Эти индо-европейские гены ашкеназов ближе всего к генотипу современного населения Италии, южной Франции (Прованс), южной Германии (Бавария) и Австрии. Все это относится и к евреям-сефардам, правда только к тем, кто происходит непосредственно от изгнанников из Испании. Они такие же западные семиты, как и ашкеназы, но их индоевропейская примесь больше сближает их с современным населением южной Франции и Испании. Впрочем, связи сефардов с Испанией носят двусторонний характер: не только народы Иберии оставили свой отпечаток в генах евреев-сефардов, но и последние сильно повлияли на нынешнее население страны. Согласно целому ряду генетических исследований, каждый пятый испанец – этнический еврей. Не стоит забывать, что в 1492 г., когда евреев поставили перед тяжелым выбором: либо принять католицизм, либо покинуть Испанию, большинство из них крестилось и, оставшись в этой стране, постепенно смешалось с местными народами.

В отличие от ашкеназов и сефардов-выходцев из Испании, третья группа современного еврейства – «мизрахим» (восточные евреи) подверглась куда большему смешению с населением тех стран, где она проживала. Более того, некоторые общины восточных евреев, например, из Йемена, Индии, Эфиопии и Китая представляют собой явных прозелитов, то есть местное население, принявшее иудаизм.

Говоря об этнических «вливаниях» в состав европейских евреев в период раннего средневековья, нельзя не упомянуть и так называемую хазарскую гипотезу. Как известно, она сводится к утверждению, что предками ашкеназов являются якобы не иудеи-семиты из Палестины, а тюрки-хазары, принявшие иудаизм в начале IX века. Однако сегодня мы располагаем такой массой археологических, лингвистических, а главное, генетических свидетельств, которые превращают эту гипотезу в абсурдный миф. Те, кто вопреки здравому смыслу и очевидным фактам, продолжают его придерживаться, являются либо откровенными антисемитами, либо мошенниками от науки. Правда, еще в недавнем прошлом, когда у нас не было достаточно генетических и археологических данных, хазарский миф находил сторонников и среди некоторых евреев. Им нравилась мысль, что огромная тюркская империя, Хазарский каганат, властвовавшая почти над всей Восточной Европой, управлялась царями-иудеями, которые повсюду защищали своих единоверцев и покровительствовали им. Идея хазарского происхождения ашкеназов лишала христианскую церковь ее традиционных антииудейских аргументов, в том числе связанных с распятием Христа. За эту же гипотезу ухватились и арабские авторы, видя в ней удобный предлог для непризнания прав евреев на Палестину. Однако хазарский миф остается всего лишь мифом. В действительности, иудаизм приняла только хазарская аристократия, в то время как практически вся масса тюркского населения каганата осталась язычниками. Возможно, от хазар-иудеев ведет свое происхождение маленькая община крымских караимов, но и эта версия еще не нашла подтверждения.

 

 

Как возник еврейский народ? Правда и мифы: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s